Единая система поиска пропавших детей в РоссииВ последнее время в России остро встал вопрос о необходимости создания Единой службы поиска пропавших детей. Создание подобного рода системы представляется достаточно значимым нововведением, особенно, если учесть тот факт, что количество объявлений о поиске пропавших детей настолько велико, что просто «режет глаза». Если наладить единую систему поиска, то эффективность действий оперативных служб и всего населения, которые так или иначе задействованы в решении данной проблемы, возрастёт в несколько раз. На сегодняшний день проблемой поиска пропавших людей и детей, в частности, занимаются волонтёрские организации и частные охранные и детективные агентства.

Единая служба поиска пропавших детей  должна представлять собой специальный центр, который будет объединить усилия родителей, правоохранительных органов, медицинских и социальных служб. Функционировать данный центр будет на основе системы оповещения по всей стране. Кроме того, сюда будет оперативно поступать вся информация из всех специальных учреждений, и реакция на сообщение о пропаже будет максимально быстрой и оперативной.

На законодательном уровне, а также на практике предстоит совершить ещё много преобразований, которые позволят добиться максимальной пользы и эффективности от действий данного ведомства. Пока же этот вопрос находится лишь на стадии обсуждения. Но это уже кое-что.

В работе Единой службы поиска пропавших детей нуждаются все города и области нашей страны. Тюмень тоже не является исключением.  Возвращения домой ждут родители Ани Анисимовой и еще шести детей, чьи поиски следователи объединили в одно общее дело.

В современном мире поиски пропавших детей ведутся теми же методами, что и полвека назад, где бы ты ни  находился — в Москве или в Тюмени.

Старший уполномоченный по особо важным делам ОВД по ЮВАО г.Москвы Максим Черныш поясняет:

«Выезжают оперативные работники, опрашивают сотрудников школы, его друзей по классу, друзей в клубе каком-нибудь, если ребёнок учился или занимался спортом, проводят беседы».

И такая «политика» действует на всей территории России.

В Тюмени у всех на слуху имя Ани Анисимовой, которая пропала больше года назад. Одиннадцатилетняя девочка ушла в школу и не вернулась. В тот же день к поискам подключились отряды полиции и сотни добровольцев. День и ночь с листовками в руках они расспрашивали прохожих, не видел ли кто улыбающейся с фотографии девочки. Поиски не принесли никаких результатов, но даже сейчас многие не теряют надежды, что Аню еще можно найти живой и невредимой.

По статистике, в России ежедневно пропадает порядка 48 детей. И, несмотря на то, что около 90 % процентов из них удаётся найти, еще одна цифра действительно ужасает — более половины из этих детей сами уходят из дома из-за проблем в семье. Таких детей участники поисковых операций называют «бегунками». Их розыски осложняются тем, что подростки не всегда хотят, чтобы их нашли. Как показывает практика, именно помощь волонтёров зачастую становится решающим фактором во время поисков.

Между тем, даже взаимодействие сил полиции и сотен волонтёров подчас не даёт желаемого результата. Ведь если в день пропадает 48 детей, то в месяц эта цифра может достигать полутора тысяч. И в этой ситуации одних розыскных мероприятий явно недостаточно. Мама Ани объездила почти две сотни экстрасенсов, была так же у старцев. Они говорят: «Дочь жива и найдется».

Дело Ани Анисимовой следователи объединили с другими шестью подобными историями. Родители пропавших без вести детей верят в хороший финал. Надеются на такой исход и все жители Тюмени, и правоохранительные органы, и волонтёрские организации.